Феминизм: история деконструкции женственности
ot-zhenskih-zabastovok-do-novogo-klassovogo-dvizheniya-tretya-volna-feminizma_large
фото иллюстративное

В современном мире все чаще культура и вообще публичное пространство наполняются феминистической повесткой, а тема «прав женщин» все чаще становится предметом пропагандистских манипуляций. За последние десятилетия несмотря на размытость и разнообразие течений, идеи феминизма становятся все популярнее, особенно среди молодых женщин. Поэтому попробуем взглянуть на историю и эволюцию женского движения, проанализировать, как идея о равных избирательных правах трансформировалась в эксцентричные обвинения большинства мужчин в «угнетении» женщин.

Становление и развитие феминизма можно формально разделить на три волны — своеобразные вспышки женского движения, которые хронологически распространялись на несколько десятилетий. Обычно выделяют три такие волны, однако некоторые исследователи феминизма утверждают о существовании четвертой, рожденной распространением интернета и появления, так называемого, «киберактивизма». Эта волна находится еще на этапе формирования, поэтому пока мы рассмотрим три предыдущих, которые известны не меньшим эпатажем. Три волны существенно отличаются как ценностно, так и путями достижения цели, но всех объединяет стремление женщин добиться изменений в их общественном статусе (как конструктивных, так и откровенно безумных).

I волна: суфражизм

Вопрос участия женщин в общественно-политической жизни поднимался еще в XVIII веке. Это было связано, как с распространением демократического строя в Европе и Америке. В то же время, организованое женское движение появилось только в XIX веке. Женский активизм был связан с различными аспектами общественной жизни: борьба за отмену рабства, движение за трезвость, разнообразная благотворительность (уход за немощными, организация приютов для сирот и т.д.) и в итоге — борьба за избирательное право. Женщин, требовавших права голоса, называли суфражистками (suffrage — избирательное право).

nintchdbpict000382900997-776×1024

Одной из самых ярких признаков первой волны была неоднородность и диаметрально противоположные позиции многих суфражисток. Среди них были правые и левые, христианки и атеистки, те, что стремились прочности семьи на религиозных началах, и те, которые считали семью бременем.

Сегодня может показаться странным тот факт, что многие суфражистки были категорически против левых идей и нередко отстаивали консервативные политические ценности и использовали активизм для распространения христианства. Примером христианской суфражистки можно назвать Фрэнсис Виллард — американскую основательницу Еванстонського колледжа для женщин. Она способствовала распространению образования среди женщин, а также выступала за предоставление им избирательных прав. Вилард была активной противницей алкоголя и наркотиков, и даже участвовала в учредительном съезде Женского христианского союза трезвости (WCTU).

Еще одним примером правой суфражистки может быть Эммелин Панкхёрст — британка, которая основала Женский социально-политический союз, с целью добиться избирательного права для женщин. Кроме этого, она активно занималась благотворительностью и организовала приемный дом для обучения сирот и детей бедняков. Также Панкгерст прославилась как патриотка, которая в годы Первой мировой войны агитировала мужчин одержать победу на фронте, а женщин — обеспечить максимальную поддержку в тылу. О тех временах она говорила так: «Это была национальная война. Как суфражистки, мы ни при каких обстоятельствах не могли быть пацифистами «. После войны, узнав разрушительную суть большевизма в России, она стала ярой антикоммунисткой и присоединилась к британской Консервативной партии.

Одновременно, будет ошибочно считать ранний феминизм и суфражизм вполне безопасными и приемлемыми для христиан, ведь многие суфражистки были атеистками и способствовали быстрому распространению марксизма. Еще в XIX столетии, опредиленное количество суфражисток прославились критикой христианства. Прежде всего, это связано с их приверженностью к идеям Французской революции, а позже и к марксизму.

CTPHJv5UkAAZfSi-1-1024×681

Одним из первых таких примеров является Мэри Волстонкрафт — английская писательница конца XVIII века. Она стала известна как страстная поклонница Французской революции, что стало предметом ее дискуссии с Эдмундом Берком — известным мыслителем и основоположником британского консерватизма. Волстонкрафт написала работу «В защиту прав человека», как ответ на его критику революции. Она отрицала ценность традиции и обвиняла Берка в защите неравного общества, основанного на пассивности женщин.

Также стоит вспомнить одну из первых американских суфражисток Элизабет Кэди Стэнтон. Она активно выступала за отмену рабовладельческой системы в США и боролась за трезвость и избирательные права женщин. Однако, контроверсийности этой фигуре добавляет ее отношение к христианству и церкви. В 1895 году она издала свою «Женскую Библию», в которой пыталась переписать библейскую роль женщины на феминистический лад. Стэнтон отказывалась рассматривать Библию как священную книгу, поддерживала развод, отрицала учение о Троице и называла Писания «еврейской мифологией», обвиняя христианство в патриархальном отношении к женщинам.

Нельзя забывать и марксистское влияние на распространение идеи равноправия мужчин и женщин. Идеологи коммунизма придавали особое место вопросу взаимоотношений мужчин и женщин, а также критиковали традиционную христианскую семью как «буржуазную» и «патриархальную».

Первым государством, где победа феминизма стала государственной политикой, был Советский Союз, где мужчины и женщины были официально уравнены. Правда, практически всегда их инициативы только вредили женщинам. Вместе с избирательным правом (которое в Советском Союзе мало что значило) женщины получили уникальную возможность почувствовать равенство с мужчинами в поле, на заводе, а позже в армии и шахте. Тогда женщины, наконец, смогли сбросить с себя оковы «рабской» домашней работы по уходу за детьми и заботой о мужчине, и в полной мере проникнуться тотальным равенством обязанностей.

86571e98305aa53c35b03d36f839d16c-673×1024

Но кроме профессиональной «эмансипации» женщины в СССР испытали и другие аспекты ликвидации традиционных общественных норм. С легкой руки марксистов-революционеров в Советском Союзе, началась первая сексуальная революция. Желание большевиков сделать все общим, ужасно сказалось на судьбах многих девушек и женщин, которые в некоторых регионах России объявлялись общей собственностью, а, следовательно, рядовой революционер имел право «социализировать» любую девушку в возрасте от 16 до 25 лет. Здесь говорить о правах самих женщин не приходится.

На период сексуальной раскрепощенности в СССР 1920-х, относится и популярность феминистских работ Александры Коллонтай, одной из самых известных революционерок. Она была радикальной противницей традиционного брака и популяризирувала откровенный блуд, сравнивая удовлетворения сексуальных потребностей с выпитым стаканом воды.

Первая волна характеризовалась вынесением вопроса о женских правах в публичное пространство, получения женщинами избирательных прав и безумными экспериментами со статусом женщины, под влиянием коммунизма.

II волна: радикальный феминизм

Время шло. Появлялись новые условия жизни и новые веяния в философии и политике. После Второй мировой войны призрак коммунизма в Европе и Америке несколько изменил свою форму и сферы распространения. Расцвет неомарксизма (культурного марксизма) в университетах, культуре и искусстве породил глобальные социальные изменения, проявившиеся в деконструкции традиционных институтов и ценностей. Крупнейших атак получила религия и семья.

Феминистки были обеспокоены социальными и культурными аспектами жизни. В середине ХХ века в большинстве государств, на которые распространялась западная система ценностей, женщины имели те же юридические права, что и мужчины. Однако, это не означало, что оба пола стали взаимозаменяемыми в обществе, а репрезентация женщин в сфере политики или науки не была сравнима с мужской. Абсолютное большинство женщин на Западе видели свое призвание и свою сферу ответственности в семье, уходе за детьми, заботой о мужчине и значительный их процент оставались домохозяйками и не желали менять сферу деятельности.

Человек с правым мировоззрением, который осознает естественное состояние вещей, данную ситуацию может объяснить очень просто: большинство женщин и мужчин имеют разные потребности и разные пути реализации. Хотя в жизни и случаются уникальные случаи, которые не вписываются в привычную систему сфер призвания, однако это исключения, а не правило.

Зато, тогдашние феминистки имели совсем другое объяснение. По их трактовке, женщины не хотят занимать равные с мужчинами позиции в профессиональной и вообще социальной сферах, поскольку в обществе царит патриархат, который оказывает на них давление и ограничивает женщин. Даже когда последние, сами не желают иметь в обществе статус одинаковый с мужчинами, феминистки обвиняют именно патриархальные устои. Они объясняли такое положение дел «глубоким укоренением патриархальной культуры, который не дает женщинам раскрыть свой потенциал».

1d87b34b5f7a06b0547b45c94074d509-1024×536

Феминизм второй волны концентрирует свою борьбу, прежде всего, на идеологическом влиянии и культурных изменениях статуса и образа женщины, а уже потом дело доходит и до законодательства. Правовые изменения женского вопроса, второй половины ХХ века, появились из радикальных изменений в социуме и культуре. Движение хиппи, актуализация видимости национальных и расовых меньшинств, в сочетании с огромной популярностью среди молодежи социалистических и даже коммунистических моделей построения общества, подтолкнули самое активное развертывание второй волны феминизма, именно в США и некоторых европейских государствах.

В течение 1960-х очень активно распространялся радикальный феминизм, который и является своеобразной визитной карточкой второй волны. Слово «радикальный», в данном случае, имеет значение не столько методов борьбы (хотя они действительно были радикальными и нередко дело доходило до насилия), сколько трактовка прав женщин. Этот термин употребляется в своем первоначальном значении — коренной, который сконцентрирован на сути и первопричине проблем. Такой первопричиной был назван патриархат. Под этим термином подразумевалась традиционная система построения общества, где роль лидера возложена на мужа. Тогда же, появляется и понятие «сексизм», как дискриминация по признаку пола (sex — на английском «пол»).

Патриархат феминистки видели повсюду: в семье, в политике, в культуре, в истории, в религии и тому подобное. За несколько десятилетий все эти сферы подверглись разрушительному воздействию феминизма и деформации здорового функционирования, в результате методической борьбы с естественным положением дел.

im_20170109212224_934766
Симона де Бовуар

Стартом публичной дискуссии вокруг этих вопросов и зарождением второй волны феминизма, можно считать публикацию 1949 монографии «Второй пол» авторства французской феминистки Симоны де Бовуар. Она была радикальной марксисткой и, с этих позиций пыталась подвести общество к революционным изменениям общественного восприятия женщины. Значительный толчок популяризации феминизма второй волны оказала публикация 1963 книги «Загадка женственности» американской феминистки Бетти Фридан. Она подняла вопрос места женщины в обществе и осуждала доминирование идеи о реализации женщины в семье.

6a017ee3c48414970d01bb08fb7129970d-800wi
Глория Стайнем

Рядом с Фридан были и другие заметные фигураы этой эпохи. В первую очередь следует упомянуть Глорию Стайнем, которая основала журнал «Ms» и считалась лицом феминизма 1970-х. Она приложила немало усилий для публичной десакрализации брака и популяризации абортов.

«Легальный брак делает вас половиной личности. А мужчина хочет жить с половиной женщины?».

Эти слова очень точно характеризуют и ее собственная жизнь: она избегала официального замужества, зато имела множество непродолжительных отношений, ценность которых, сама же отрицала, потому что ставила целью «раскрытие самой себя».

Также следует упомянуть Ширли Чисголм — первую женщину — кандидата на пост президента США. Она пыталась совместить собственный феминистический активизм с борьбой за права темнокожих, однако оба лагеря не сочли ее до конца своей. Но несмотря на это, она была одной из первых публичных фигур, которые пытались совместить вопрос расы и пола под левыми лозунгами.

Очень заметным примером левого радикализма второй волны была Анджела Дэвис — американская коммунистка, которую в массовой культуре изображали как правозащитницу. Она имела дружеские отношения еще с Гербертом Маркузе, который был ее преподавателем в Массачусетском университете Брандейса. Дэвис была радикальной феминисткой, лесбиянкой и выступала против гомофобии и капитализма. За свою деятельность в ЦК Компартии США награждена орденом «Дружбы народов» в одной из многочисленных поездок в Советский Союз. Самую большую популярность в СМИ, получила в результате ареста после стрельбы в суде, когда Дэвис вместе с несколькими членами экстремистской организации «Черные пантеры» пытались освободить «соледадских братьев» — других членов организации.

angela-davis-at-first-news-conference-1024×686
Анджела Девис

Рассматривая феминизм второй волны, невозможно обойти вопрос сексуальной революции на Западе. Эти два понятия не просто связаны, но сросшиеся между собой и взаимозависимы. Сексуальное развращение масштаба целого поколения 1960-70-х не было бы возможным без феминизма, который поднимался на тех же постмодернистских неомарксистских принципах раскованности и излома морально-этических норм христианского общества.

Радикальные феминистки сделали вопросы сексуальной раскрепощенности женщин. своим политическим манифестом. Будучи неотъемлемой частью контркультуры 1960-х, они требовали сексуальной эмансипации женщин и «освобождение» их от ограничений сексуальности, наложенных религией, патриархатом или традициями.

Но помешала биология и природные факторы первичного призвание женщины. Так люди созданы, что «свободные» и неупорядочные отношения рано или поздно приводят к беременности, которая для них почти всегда была нежелательной. Именно поэтому в 1960-1970-х, вопрос аборта (убийства ребенка в утробе матери) стало актуальной политической повесткой дня. Феминистки активно лоббировали легализацию убийств и манипулировали исключениями из правил (инцест, изнасилование) и факторами эмоционального воздействия (тяжелое материальное положение, многодетность и т.д.).

gettyimages-3293539-1024×743
Феминистический митинг на поддержку абортов в Нью-Йорке

Все, упомянутые выше, феминистки второй волны приложили усилия к информационной проабортивной или политической кампании легализации прерывания беременности. Кульминацией этого процесса стал исторический судебный процесс «Роу против Уэйда», когда Верховный Суд США постановил, что женщина имеет право прервать беременность по собственному желанию, пока плод не станет жизнеспособным (понятие достаточно размытое, однако это дало старт изменении законодательства и легализации абортов в США).

Вторая волна характеризовалась целенаправленным разрушением традиционных (христианских). общественных и моральных устоев, и привела к политизации вопроса сексуальности и легализации абортов.

 III волна: интерсекционный феминизм

Не так много времени прошло после зарождения второй волны, как пришло время и третьей. Она родилась в результате распространения левых движений, которые охватывали различные меньшинства (преимущественно маргинализированы). Все это вошло в понятие «интерсекционного феминизма».

Интерсекционный феминизм не является феминизмом в классическом понимании этого слова, потому что объектом его «защиты» являются не только женщины. Сформировался он примерно в 1990-х, что считается формальным началом третьей волны. Еще с 1960-х годов феминистки постоянно имели дело с представителями других неомарксистских движений, отстаивали интересы маргинализированных групп (гомосексуалисты, национальные меньшинства, атеисты, коммунисты и социалисты, пацифисты и т.д.). Уже тогда сформировалась база для объединения борьбы с патриархатом и, вообще с традиционными западными ценностями, которые окончательно оформились в так называемый «интерсекционный феминизм».

Сама семантика слова «интерсекционный» указывает на его существование вне конкретных признаков «угнетения». Эта теория основывается на убеждении, что западное общество подавляет людей по различным характеристикам, а значит один и тот же человек может подвергаться дискриминации по многим направлениям. Именно поэтому, адепты данной теории не видят смысла бороться с сексизмом или гомофобией отдельно, если им противостоит целая система ценностей западного общества, которая определяется ими враждебной и к женщинам, и к гомосексуалистам.

Этих признаков достаточно много, поэтому в интерсекционной теории подавленые группы также имеют свою иерархию. Так, темнокожая женщина определяется более подавленной со стороны белого человека, чем белая женщина. Как бы абсурдно это не выглядело бы, но настоящий джекпот в этой иерархии достается темнокожей небогатой транс-женщине (так они называют мужчин, которые считают себя женщинами), которая исповедует ислам.

Популяризация интерсекционного феминизма напрямую связана с распространением гендерной теории, как деконструкции понимания пола. Ее автором является феминистка, неомарксистска и лесбиянка Джудит Батлер. Она подняла вопрос множественности идентичностей и разделила понятия физического пола и гендера, как социального конструкта, который, по ее мнению, может быть достаточно вариативным.

sharon-mccutcheon-x8_VLfYWnFo-unsplash-1024×683

Таким образом, гендерный спектр (этим термином называют различия десятков или сотен вымышленных идентичностей) становится более важным, чем биологический пол. Более того, «дискриминация» по признаку гендера (до трансвеститов или иных «квиров») признается более серьезным угнетением, чем по признаку пола.

Наиболее эксцентричные пионеры этой отрасли отрицают все физические проявления пола, мотивируя это первичностью гендерной самоидентификации над любыми физическими признаками. Более того, они допускают признание мужчины женщиной без необходимости изменения пола или внешнего вида мужчины, а нежелание признавать его женщиной трактуется как проявление «трансфобии».

Вопрос гендерного спектра стало камнем преткновения и основным фактором конфликта между второй и третьей волнами феминизма. Радикальные феминистки, представляющие вторую волну, категорически не приемлют гендерную теорию и спектр идентичностей. Они определяют свою деятельность, как борьбу против доминирования мужчин. Зато целью интерсекцийного феминизма, является уничтожение всех форм «дискриминации», куда они относят многие признаки (большинство из которых вполне надуманные): сексизм, расизм, гомофобию, трансфобии, эйджизм, исламофобии, национализм и, конечно, капитализм.

Те интерсекционные феминистки третьей волны, чья деятельность связана прежде всего с вопросами, касающимися женщин, также несут немало разрушительных идей для последних. Поскольку третья волна полностью пропитана постмодернизмом, то использует методы и принципы, что в корне деконструирует понятие «женщина». Она порождает ряд абсурдных и даже опасных практик.

Больше деконструкции претерпела внешность и самоидентификация женщин. Здесь следует выделить два, будто и разных, но во многом подобных направлений: бодипозитив и чайлдфри. Оба термина являются англицизмами и не так распространены в Украине, как на Западе, однако и у нас за последние 5 лет их популярность возросла.

SYA_slideshow1-1024×684
Некоторые феминистки призывают гордиться своими абортами
66477281_1212393818969341_744685644806094848_o
Надпись на плакате: «Спасибо Богу за аборты»

Бодипозитив в пересечении с феминизмом, порождает частичный или полный отказ от тех проявлений женственности, которые делают женщину привлекательной в глазах мужчин и общества в целом. Мотивируясь отказом от «обычного патриархального гнета» немало феминисток третьей волны пытаются продемонстрировать свои мятежные убеждения через экстравагантную внешность или отказ от ухода за собой, что часто влечет за собой многочисленные опасности для здоровья. В свою очередь чайлдфри (отказ от рождения детей), также является своеобразным отрицанием женственности и первичного призвание к продолжению рода.

Таким образом ключевой конфликт второй и третьей волн феминизма состоит в определении сути слова «женщина и включении (или нет) к этому определению тех, кто родился мужчиной, но считает себя женщиной.

Отдельно следует отметить либеральный феминизм. Он не имеет четкой идейной составляющей, его ценностные основы периодически меняются, поэтому это направление является, скорее, средством для популяризации идей других течений. Либеральный феминизм сформировался, как умеренное отражение актуальной повестки дня, поэтому его можно еще определить, как «популярный» или «публичный» феминизм.

Либеральный феминизм не использует радикальной риторики, не состоит в жесткой конфронтации с оппонентами и вообще старается избегать конфликта идей. Таким образом речь либерального феминизма — это определенная подготовка почвы к посеву более радикальных и абсурдных феминистских идей.

Как итог:

Ни одна из описанных трех волн не может считаться полностью приемлемой для христиан. Нравится это кому или нет, но Библия устанавливает достаточно четкую иерархию отношений мужчины и женщины в семье и церкви. Однако это никак не мешает образованию или здоровому активизму женщин, их участию в общественной жизни и работе в пределах своего времени, таланта и компетенции. Проблема возникает тогда, когда появляется конкуренция между полами и попытка женщин изменить установленную Богом иерархию.

gabe-pierce-dcMOrU3JXEc-unsplash-1024×683

Значит ли это, что женщины не сталкиваются с серьезными угрозами и не имеют глобальных проблем? Никак нет. Почему же решение проблем женщин не лежит в плоскости феминизма? Все очень просто: проблемы, с которыми женщины сталкиваются в XXI веке, в самом деле не лежат в плоскости угнетение со стороны мужчин (а иногда наоборот: есть результатом «достижений» феминизма). Значительная часть этих проблем является общей для обоих полов и зависит от общественно-политических обстоятельств (в диктатурах или государствах с дикарскими практиками, положение женщин и сегодня действительно ужасное, но и мужчинам ненамного лучше), проявлений развращение общества, ухода людей от библейской модели его построения, а также жизни в эксперименте утопических экономических моделей (социализм, коммунизм).

Что же касается гармоничных и здоровых отношений без манипуляций или угнетение, Господь давно установил конкретные правила для членов семьи: «Жены, повинуйтесь мужьям своим, как прилично в Господе. Мужья, любите своих жен и не будьте к ним суровы. Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали.» (К Колоссянам 3: 18-21).

Марьяна Черная для Християни для України

По теме

Как благовествовать буддистам? Из опыта миссионера в Камбодже
18:21 - Вт / 23 Авг. Люди, Мир, Миссия
Одно Рождество для всего мира: рассказы миссионеров о праздновании в семи странах
12:04 - Сб / 25 Дек. Мир, Праздники
Мужчины, никогда не поздно сказать «Стоп»!
17:15 - Пн / 06 Дек. Брак и семья
Истории семей, которые усыновили детей
13:31 - Сб / 23 Окт. Брак и семья
Выдающиеся библейские браки в 7 известных картинах
13:33 - Сб / 18 Сен. Брак и семья
Что крадет отцовство и материнство?
19:20 - Пн / 05 Июл. Брак и семья
Как стать мамой «по сердцу Божьему»: лайфхаки от известных мам-христианок
17:00 - Вс / 09 Май. Брак и семья, Праздники
Взрослый друг: кто такой наставник для сироты и почему он нужен
17:55 - Чт / 01 Апр. Брак и семья
Трагический урок дочерей Лота в период порнозависимости
14:00 - Сб / 20 Мар. Брак и семья, Позиция
Суперродители: как воспитать ребенка по библейских принципах
16:01 - Ср / 17 Мар. Брак и семья, Мир
5 причин несовместимости христианства и феминизма
17:50 - Пн / 08 Мар. Мир, Украина
Семьи вместо интернатов: 6 способов, как помочь сиротам
17:25 - Пн / 22 Фев. Брак и семья, Украина